hell o world

Карантин головного мозга.



Флешмоб немного затянулся,
И превратился в карантин.
В гробу наверно повернется,
тот самый главный Валентин...

Пройдут года, сменяя моду
Исчезнут смайлики-картинки
И вместо пошленьких сердечек
Дарить мы будем карантинки.
hell o world

Астрал.



Ира мне рассказала, что когда мне вырезали аппендицит у меня была остановка сердца. И скорее всего клиническая смерть. Я сначала не поверил: 4 часа она прождала под операционной. Разве аппендикс удаляют 4 часа? Потом был лютейший трип, во время отхода от анестезии. Скорее всего не рассчитали с дозой. Я в первый раз так на измену присел, подумал что уже все, заход на коду. На следующий день начало печь в легких. Я делал вдох и кашлял от того что пекло и было щекотно дышать. Скорее всего это ожог от дифибрилятора, когда делали "comeback". Потом еще был тревожный консилиум докторов, вряд ли только из за старых пятен на рентгеновском снимке. Никто из администрации ничего нам так и не сказал. А зачем им своими косяками светить?
hell o world

Что такое сорок лет?

Наконец то, нет никаких иллюзий о том, что меня ждёт какое то интересное будущее. Все что я успел сделать до этого момента и есть моя жизнь.

Стал более снисходителен к ошибкам других. Это от того что появилось понимание, что мы не вечны и нужно оставить после себя хотя бы какое то положительное впечатление. Ворчливый старикашка, «вот раньше было лучше» никому не интересен.

Туловище начало давать сбой. Если раньше ты мог забежать на тринадцатый этаж на одном дыхании, «врубай телек, там мультики!», то теперь, выдыхаешься уже на третьем этаже: «Идите, девочки, я вас догоню!».

Безуспешные попытки победить гравитацию: прыжки со скакалкой, в отчаянной борьбе с лишним весом. О том, что после этой экзекуции хочется на этой же скакалке и повесится, деликатно промолчу. Как я однажды сказал, спорт это моя слабость.

Баня, как легитимный способ вести здоровый образ жизни, наконец то возведена в культ. Мечта о собственной бане на даче, заставляет строить планы на будущее и открывает портал в другое измерение. «Жизнь ещё только начинается».

Деньги наконец не являются смыслом жизни. Они просто есть. Наконец то я могу позволить все то, о чем мечтал в детстве. Проблема в том, что многие вещи от осознания, что они доступны, не радуют. Велосипед «Орленок», имел гораздо большую значимость тогда, чем навороченный байк купленный сейчас. И в этом самое большое разочарование взрослой жизни.

Красивые девушки, стали максимально недосягаемыми, как те шедевры в Эрмитаже: можешь смотреть, восхищаться, но снять и унести с собой, ты не можешь. В лучшем случае, это скандал и развод. Зато я знаю как пишется слово искусство.

Внутреннее одиночество. Это когда целый день среди людей, но поговорить не с кем и не о чем. Друзей детства нет. Друзей которые могли бы быть, тоже нет. Отношения с коллегами по работе, заканчиваются за проходной бизнес центра. Увлечений факультативных больше нет, по этому в душе образовался вакуум который заполняется всякой ерундой, типа линогравюры или, прости господи, бирофилии. Или ведения «меамуров» в жж.

Из большого секса я ушёл, по этому, в нашем болоте все тихо и спокойно. Как сказал классик: счастливый брак, это когда двое уже больше никому не нужны. Давно уже не ссоримся хотя и надо бы. Секс после ссор отчаяный. Но сексом это назвать можно с трудом. Так, дружба организмами… Мысленно представляю себе скучающее жюри, с оценками «обязательной программы»: 5.6, 5.5, 5.4, 5.3…

Стабильность, о которой мечтал, теперь представляется рельсами по маршруту, дом-работа-дом, с остановками на даче. Поезд уже на пол пути к станции под названием «Пенсия». Постель брать будете?

Можно сказать, что пол жизни прожито. И это очень отрезвляющая мысль. Какой вывод сделать по этому поводу я не знаю. Счастлив ли я? Да, наверно счастлив. Все ли так случилось, как я мечтал в детстве? Ну что-то вообще не получилось. Что то на много интересней чем я себе это представлял. За что то стыдно и уже нет возможности исправить. Но в целом, ок, но гордиться особо не чем. Я просто думаю, чт все могло быть хуже.